Вопрос выбора типа улья для наших пчеловодов и дискуссии на страницах пчеловодческих изданий на эту тему в последнее время набирает все большую значимость.  Мы уже столкнулись с такой ситуацией, что наши рынки завалены дешевым импортным медом, а с открытием границ его будет еще больше.

Перенасыщенность нашего рынка импортным медом наносит ощутимый удар по отечественному пчеловодству  и сельскому хозяйству. «Даже у самоопыляющихся растений и деревьев опыление пчелами увеличивает урожайность. Рапс,  например, дает на 20-30 % семян больше с пчелами, чем без них. Косвенная польза, которую пчелы приносят сельскому хозяйству при опылении, превышает прямую пользу, которую они приносят пчеловоду, собирая мед, по меньшей мере в 10 раз» (Д-р Карл Вайс, Германия). Во многих странах о пользе пчеловодства прекрасно знают и всячески поощряют пчеловодов, выплачивая им даже компенсации за неудачный пчеловодный сезон (Норвегия). Соседняя Литва заботится о пчеловодах, выделяет им деньги на сахарную осеннюю подкормку, благодаря чему у этой страны в 3 раза больше пчелосемей, чем у нас! И это при трехкратно меньшей территории!  

         А у нас все наоборот:  вместо помощи государство требует платы за размещение ульев даже на землях гослесфонда! Неоднократные обращения  Республиканского  общественного объединения «Белорусские  пчеловоды»  в адрес правительства и Минсельхозпрода остались без ответа. Я лично передал 25.03.2010 в приемную Министра сельского хозяйства предложения по развитию пчеловодства, подкрепив для наглядности их компакт-диском о  его  современном состоянии, но ощутимых ответных мер не последовало. Правда, в Постановлении Минсельхозпрода от 13.01.2010 рекомендуется «организовать производство платформ для перевозки ульев», но ни слова не сказано о переводе пчеловодства республики на современные профессиональные высокопроизводительные технологии и ульи, при переходе на которые никакие специальные дорогостоящие платформы не нужны.

         Как следует из сказанного, пчеловоду надеяться надо только на собственные силы, помощи от государства не будет. Условия рынка очень жесткие, на нем выживает лишь тот, у кого продукция выдерживает конкуренцию, то есть более качественная и дешевая . Наш мед обладает высоким качеством, а понизить его стоимость можно эффективно только одним способом – повысить производительность  труда.  В пчеловодстве на современном уровне это можно сделать только переходом на передовые  эффективные технологии с использованием многокорпусных ульев.  Пример Канады, близкой нам по климату, этому подтверждение. Там ульи только многокорпусные (точнее, Лангстрота -Рута), медосбор с одного улья в 7-10 раз выше нашего, один пчеловод обслуживает в 5-10 раз большее количество ульев, и мед у них в два раза дешевле, чем у нас. Причем у них ульи по всей стране одного образца, стандартны, что позволяет производить их промышленным способом с минимальной стоимостью. Единый стандарт позволяет удешевить также изготовление оснастки для ульев. В результате такой заботы о пчелах и пчеловодах доходы экономики Канады от медоносны пчел оцениваются в 1 млрд долларов! И пчеловод к тому же получает по 110-150 долларов в сезон на пчелосемью за опыление пчелами  растений.

         Интересен следующий исторический факт: в США переход на ульи Лангстрота повысил производство меда в 5 раз! Используют практически только ульи Лангстрота в Канаде, США, Индии, Китае, Японии, Австралии, Израиле, Новой Зеландии, Турции и во многих других странах. Даже аборигены Бразилии имеют у себя 90 %   ульев Лангстрота. И в стране отмечается «высокая степень унификации пчеловодного инвентаря». А мы живем в центре Европы, однако до сих пор руководствуемся советами типа «улей мед не носит», завалены дешевым импортным медом, но никаких эффективных ответных мер не предпринимается ни государством, ни пчеловодами. В наших учебных заведениях пасеки оснащены 16-ти рамочными любительскими ульями, в госсекторе только такие ульи, пчеловоды, за редким исключением, тоже используют  такое старье.   

         «Многокорпусный улей позволяет работать по любым технологическим схемам, какие только можно придумать. Его применение универсально.  Для него не нужен павильон, что делает его особенно экономичным.  Его конструкция очень проста по сравнению с другими ульями. Он больше всего подходит для самостоятельного изготовления,  что позволяет считать его самым экономичным» (К.Вайс).  От себя добавлю еще несколько основных положительных  качеств: этот улей обеспечивает максимально высокую производительность труда пчеловода, требует минимального времени на обслуживание, в нем легко применять противороевые приемы, его можно использовать для любого взятка. Я мог бы привести еще около 20-ти (!) положительных свойств этого чуда-улья, но размер статьи не позволяет Для объективности надо указать на недостатки этого улья, основным из которых является якобы «необходимость перестановки тяжелых, заполненных медом корпусов» .  Но это воспоминания старины советской, когда в СССР пытались директивно неграмотно внедрить  многокорпусные ульи, не подготовив пчеловодов и не обеспечив их разделительными решетками. При слабом медосборе матки поднимались в верхние корпуса, нижние забивались пергой, а мед разносился по многим рамкам. В результате этого приходилось переставлять тяжелые корпуса, чтобы заставить матку работать внизу, и извлекать медовые рамки для откачки. Разделительная решетка – это  неотъемлемая часть многокорпусного улья, без нее он превращается в колоду и теряет почти все свои преимущества. Применяя разделительную решетку, можно вообще обойтись без перестановки корпусов. Что и делают пчеловоды Канады. 

         При ранневесеннем взятке с  рапса вывод маток сдвигается на вторую половину сезона, отводки с молодыми матками достигают объема одного корпуса и зимуют в помещении. Весной на такой отводок укладывается   разделительная  решетка, а на нее – корпуса с сушью и вощиной. Семья с молодой маткой не роится,  и не требуется никакой перестановки корпусов! При более позднем взятке лучше вывод маток делать в мае, но при этом без перестановки корпусов не обойтись. Но корпуса весной легкие, заполнены практически только расплодом, и их могут  свободно поднять даже женщины. Да и вес корпусов можно снизить, применяя пенополистирольные ульи. Наконец, можно из нужного корпуса изъять несколько тяжелых рамок, переместить их с пчелами в переносный ящик, а затем облегченный корпус переставить. Это небольшой минус такого улья, который многократно перекрывается его достоинствами. 

         Потихоньку и у нас популярность многокорпусных ульев растет вопреки «советам Тимирязевской академии», где утверждается, что, якобы,    «было сильно преувеличено значение перехода на содержание семей в многокорпусных ульях… Рекордные медосборы можно получить в двухкорпусных ульях» (Ю.А. Черевко, «Пчеловодство»,  2002 г.) .

         Жизнь и факты реального состояния мирового пчеловодства опровергают эти безграмотные советы. К сожалению, фактором обильных медосборов со своих оригинальных ульев на узко-высокую рамку завлекаются легковерные пчеловоды и у нас. Рекордные стахановские медосборы можно получить в любом просторном улье. Но все познается в сравнении!  Поставив рядом на те же медоносы  контрольные стандартные многокорпусные ульи, получим даже больший медосбор при многократно меньших затратах труда. А производительность труда имеет большое значение и для пчеловодов-любителей, которые могут посещать свои пасеки только по выходным, и не имеют возможности караулить выход роев. При использовании многокорпусных ульев можно легко практически полностью избавиться от роения, что подтверждает мировая практика. 

         Так что у нас остается одна возможность выжить в чине пчеловодов  -  это оснастить свои пасеки многокорпусными ульями, освоить передовые технологии пчеловодства и увеличить количество пчелосемей. Все это в наших силах и возможностях, было бы желание! А если бы эти возможности расширило наше государство!.. (Совсем размечтался!) Остается одна надежда – обратиться к Лангстроту, он помогает всем.

                                               Янушкевич Леонид Николаевич

TPL_BEEZ5_ADDITIONAL_INFORMATION