Технология пчеловодства

О выборе улья (советы начинающим)

 

         Перед каждым, решившим заняться пчеловодством, первым встаёт вопрос: какой тип улья выбрать? Правильный ответ определяет весь дальнейший путь. Накапливая определённый набор инвентаря и оборудования, навыков и ошибок, с каждым годом всё труднее поменять тип улья и систему пчеловождения – чем больше масса, тем больше и инерция.

 

 

         Находятся оправдания, приписываются несуществующие преимущества и в итоге фирма «Апирусс» переносит упор от изготовления многокорпусных ульев, доказавших своё преимущество во всём мире, на лежаки, пережиток 19 века, как наиболее подходящие ульи нашему исключительно уникальному климату («Выбор типа улья, «Пчеловодство» № 10, 2011).

         Сам вдоволь натоптавшись по граблям в поисках улья, жалею об утраченном времени. С чего начинает каждый? В лучшем случае с чтения литературы, чаще со знакомства с пасекой пчеловода-любителя в 10-м поколении, продолжающем дело предков в их же ульях 19 века. В литературе полный раздрай, большинство книг (понимаешь лишь с опытом) написано теоретиками, в лучшей случае содержавшими десяток ульев, а познания черпающими из таких же книг. В результате, прочитав десятка три книг, удивляешься их сходству и малому объёму почерпнутой практической информации. Найдя чудом книгу 1963 года «Пчела и улей» фирмы «Дадан и сыновья», поразился своей темноте и тому, что мы всё ещё решаем.

         Первыми моими ульями стали ульи Левицкого – использовавшиеся «за польскiм часам» в наших местах лежаки на узковысокую рамку размером примерно 250х500 мм, якобы самые подходящие для зимовки в нашем «уникальном» климате. Все псевдопреимущества перечёркивались тем, что лист стандартной вощины приходилось обрезать, а по длине рамка не наващивалась, в медогонку рамка тоже не очень «вписывалась».

         Сделан был первый вывод: рамки должны быть стандартными. Возблагодарил Господа, что внял совету товарища и не «вляпался» в «биостатор» Глазова: там встали бы проблемы и с наващиванием и ещё больше с откачкой мёда – такие рамки непонятно куда всовывать, подходящих медогонок нет, да и при размерах 0,5х0,5 м рамка невыносима в использовании. Но ведь до сих пор этот «биостатор» пропагандируют! То же касается и «биотермостата» Прогальского: преимущества сомнительны, а недостатки очевидны и вылезут доверчивому боком и т. д. Изобретая свой размер рамок и улья для них, обязательно упрётесь в неудобства нестандарта.

         После ульев Левицкого последовал лежак белорусский (украинский?) на узковысокую рамку 300х435 мм с магазином. Получив неплохой медосбор, столкнулся с проблемой откачки на хордиальной медогонке. Производительность низкая, переворачивать туда-сюда кассеты – довольно примитивная трата времени. Пасеку расширял, поэтому думал над снижением трудозатрат.

         Сделал радиальную медогонку на 12 рамок 435х300 мм и 12 – 435х145 мм, позже переделал на 24 – 435х230, электрифицировал. В радиальной медогонке лучше откачивать низкоширокие рамки. Поэтому опробовал ульи на рамку Дадана, на которой, по утверждению знатоков, хуже зимуют пчёлы. Особой разницы не заметил, были случаи гибели, к сожалению, и будут, смертны и пчёлы, и люди. Первая семья погибла, кстати, в улье Левицкого.

         Всё время занимался поиском конструкции улья. Был в этом поиске и опыт использования двухсемейных ульев, иногда расхваливаемых – неудобны в использовании. Работаешь в одном отделении с дымарём, а второе возбуждается, не «понюхав» дыма. Встречал в литературе и чертежи четырёхсемейных (на четыре угла) ульев. Описано так соблазнительно, что не один новичок клюнул, а потом не знал, с какой стороны к нему сунуться при работе.

         Имел несчастье попробовать и ульи с увеличенным подрамочным пространством, облегчавшим в теории зимовку, а на деле застраиваемом хаотично сотами.

         В результате доступного для изучения опыта других пчеловодов и своих проб и ошибок пришёл к каркасному улью, обшитому ДВП, а утеплённому пенопластом, вначале двухкорпусному на рамку Дадана с надставкой. Испытал и трёхкорпусные ульи на дадановскую рамку. Тут уже потребовались, особенно при отборе мёда, физические усилия и, видя перспективу уменьшения физической силы с возрастом, задумался об изменении конструкции.

         Всё время мучил вопрос: что же у нас за такие уникальные условия, в которых не может прижиться распространённый во всём мире, от Финляндии и Канады на севере до Аргентины и Австралии на юге, многокорпусной улей? Изготовил несколько корпусов на рамку 435х230, решил, если не пойдут – будут магазинами.

         Из трёх семей, оставленных зимовать на рутовских рамках, все три перезимовали без каких-либо замечаний. Весенее развитие пошло очень хорошо.

         Зима 2009/2010 выдалась очень суровой, побила вроде все рекорды за историю метеонаблюдений. Есть основания полагать, что другой такой не увижу. Было по 20 семей на рамках Дадана и рамках Рута. Отличий в зимовке на разных типах рамок не было, гибель была по 2 семьи, в многокорпусных пчёлы не перешли в верхний корпус (в дальнейшем стал делать верхнюю планку толщиной 20 мм). Весенее развитие в многокорпусных ульях пошло гораздо быстрее. Исходя из результатов перевёл все семьи в многокорпусные ульи, увеличив пасеку до 55 семей, затем до 100.

         Преимущества пчеловождения в многокорпусных ульях описаны многократно и проверены на практике. Аргентина, один из лидеров в мировом пчеловодстве, использует лишь один тап улья, преобладают они в США. Но у нас почему-то выискивают недостатки. В Беларуси, как Дон Кихот, сражается за многокорпусные ульи Л. Н. Янушкевич, в российском «Пчеловодстве» пишет опять же чуть не в одиночку. (Все преимущества подробно описаны в статье «Выбираем улей», «Пчеловодство» № 2, 2009).

         Даже бизнесмен Н. Н. Смирнов (фирма «Апирусс»), развернув производство многокорпусных ульев и потратив («Выбор типа улья», «Пчеловодство» № 10, 2011) «немало сил… на убеждение пчеловодов работать с многокорпусными ульями на рамку 435х230» сдался, не преодолев инертности и косности. По принципу: получите, что хотите, начал производство лежаков «Добрыня», как истинный торгаш, нахваливая достоинства лежака, изжившего себя в 19 веке и хая уже многокорпусный улей.

         На мой взгляд, самое главное преимущество многокорпусного улья – низкие трудозатраты и удобство в обслуживании. Сам, испытав на практике разные типы, теперь знаю, насколько многокорпусные ульи удобнее.

         Кроме пчеловодства я, рабочий комбината, постоянно проживающий в городе, занимаюсь любительским виноградарством, садом и огородом. Обслужил бы и больше сотни ульев, но в последнее время резко сократилась медоносная база. При нынешних же соотношения цен на мёд и другие товары и материалы расширяться нецелесообразно.

         Кроме удобства в обслуживании, есть ещё преимущество: в многокорпусных ульях легче всего механизировать самый трудоёмкий процесс – отбор и откачку мёда.

         Ответ – какой улей выбрать – для меня однозначен – многокорпусный на рамку Рута и хватит изобретать «ульи ХХI века». Никогда не стать Беларуси лидером в пчеловодстве, но лидируем в попытках изобрести если не улей, так хоть невиданную миром стамеску. Никогда не догоним Аргентину по мёду, но в разы перекроем по ассортименту пчеловодного инвентаря.

         Может, заслужил упрёк, сам-то изобретал и улей, и медогонку. Исключительно из-за недостатка средств. Улей не изобретал, просто делал максимально дешёвым. Использовал бы и пенополистирольные ульи «Апирусс», но высока цена, не соответствующая потребительской стоимости. Не стоит кусок пенопласта таких денег, причём купившему такое изделие(как утверждал в споре один деятель, высокотехнологическое) в инструкции предлагается паяльником обрабатывать кромки и самостоятельно красить. Хотелось бы, чтобы получая за мой счёт сверхприбыли (всё-таки в России стоимость и сырья, и рабочей силы пониже европейских), меня хоть капельку уважали, хоть за то, что не получая европейских субсидий, выкладываю такие деньги. Посему пришлось делать ульи самому, себестоимость их была раз в 5 ниже, медогонку изготовил дешевле раз в 10 рыночных цен. Впрочем, тема соотношения цен на мёд и другие товары – это уже другая история.

                                                                           Пчеловод А. А. Сорока,

г. Глубокое

TPL_BEEZ5_ADDITIONAL_INFORMATION